«Кирпичики» для самостоятельной речи Владимира

Я захожу в группу и вижу: в  дверях стоит незнакомый ребенок, держа за руки родителей. У него слуховой  имплант, и я понимаю, что это мой новый воспитанник. С интересом,  застенчиво улыбаясь, Вова посмотрел на меня и пошел в группу, где играли  слышащие малыши. Так легко начался первый день в массовом  детском саду мальчика, отличающегося от сверстников с первого дня своей жизни.

 Вове Кривобокову 4.5 года. У него кохлеарный  имплант с одной стороны, признаки ДЦП, дыхательная стома, очки.  За короткую жизнь мальчику пришлось перенести множество операций, обеспечивающих его жизнеспособность.  Какие это  испытания, и с каким риском для жизни ребенка они были сопряжены, могут сказать только его родители.  А с ними Вове точно повезло! Они не опустили руки, когда в семье родился ребенок с множественными пороками развития, а две старшие Вовины сестры помогают им и играют с ним. Не унывая, с верой в лучшее, делают все возможное на сегодняшний день. И вот уже 2  месяца  такой особый ребенок  ходит в самый обычный  московский детский сад вместе со  слышащими сверстниками.

Более 40 лет наше образовательное учреждение оказывает коррекционную  помощь детям с нарушенным слухом. Учителя-дефектологи дошкольного и школьного отделений осуществляют свою деятельность по авторской  методике кандидата педагогических наук Э.И. Леонгард.  Ежедневно в течение  2-3 часов  Вова находится среди  слышащих сверстников.  Каждый день у этого ребенка есть возможность получать коррекционную помощь. Через некоторое время, наблюдая за Вовой,  я поймала себя на мысли, что перестала обращать внимание на все ограничения в развитии этого ребенка, когда он среди детей. Так же  рисует, играет, бегает на физкультуре, движется под музыку, лишь в тишине свистящий звук дыхательной трубки привлекает внимание. Когда он с ребятами, даже забываешь, что Вова не может слышать, как  здоровые  сверстники.

Врачи клиники  АМЕОС в  Германии, при поддержке немецкого фонда Ленхардт, организации “Сердце детям” и московского фонда “Помоги.орг”, подарили этому ребенку  отсутствующую у него слуховую функцию, которая стала физиологической основой слушания и слышания, обеспечила мальчику возможность слышать. В августе 2020 года  Вове была произведена операция: кохлеарная имплантация с правой стороны. Человек после подобной операции слышит звуковой раздражитель, но слышать речь, а значит понимать ее,  не может научиться самостоятельно.   Это долгий и непростой путь. Этому надо  учить специально.

К моменту прихода в детский сад у Вовы уже была сформирована реакция на звук – он  научился понимать, что звук есть.  И это уже много. Это достижение, если не забывать, что Вова до операции  совсем не реагировал на звуковые раздражители, и  его пытались  учить первым жестам.  В детском саду начались ежедневные  занятия по обучению осмысленному слушанию. На начальном этапе Вова  слушал лишь лепетные формы слов, соотнося  услышанное с игрушкой. Без жестов, без дактилологии, в общении только устная форма речи. Хочется особенно отметить, что речь педагога, обращенная к ребенку такого уровня речевого развития  – это простые слова, доступные для понимания  в данной ситуации: тут, там, потом, пойдем, да, нет, дай, хорошо…  В адрес ребенка ни в коем случае не должен литься поток неадаптированной речи взрослого. Только что «включенный  в  слух»  ребенок ничего не понимает  в подобных развернутых высказываниях педагога. Без понимания услышанного у ребенка не может сформироваться готовность к воспроизведению  в собственной речи предложенного словаря. Это очень важный момент  в развитии речевого слуха и речевой памяти неслышащего малыша. Человек готов активно пользоваться теми словами, значение которых понимает. Сегодня  Вова уже понимает некоторые полные слова: мама, дай, папа, рыба, тётя, упал, собака, спит и иногда пытается их  произнести. Он все активнее вокализирует, может повторить структуру знакомого слова из двух  слогов. Понимание речи  у ребенка  с нарушенным слухом формируется не спонтанно за заданный временной отрезок. Слово за словом  в ситуации понимания, в активном речевом формате слова накапливаются, запоминаются, объединяются во фразу. Но для Вовы это еще заоблачная даль. Не  слыша, мальчик долго молчал. Его произносительные возможности надо развивать с помощью массажа, упражнений. Но самое главное: Вова не должен бояться звучать, он должен захотеть звучать, как все люди, его окружающие. Взрослые радуются любому самостоятельному соотнесенному  лепету, контуру слова. Путь намечен – через понимание чужой речи к активному самостоятельному говорению.  Начало положено! Впереди длинный путь!

Физиологическая возможность слышать,  речевая среда окружения, собственная познавательная активность ребенка, любящая и поддерживающая  его семья, ежедневная  коррекционная помощь – это те  «кирпичики», которые послужат опорой в становлении самостоятельной речи ребенка. Вперед, Вовик, вперед!

 

 

Пекшева А.Н. – учитель-дефектолог Школы № 224 Москва
https://sch224s.mskobr.ru/teacher-card/40

Schreibe einen Kommentar